Зоны свободного предпринимательства – «другой» вид экспорта рабочей силы или же площадка для возрождения экономики? Интервью с управляющим ЗСП «Бельцы» Марином Чобану

Зоны свободного предпринимательства – «другой» вид экспорта рабочей силы или же площадка для возрождения экономики? Интервью с управляющим ЗСП «Бельцы» Марином Чобану
Источник фото: DCFTA.MD

Зоны свободного предпринимательства стали в последние годы теми немногочисленными объектами, которые привлекают инвесторов в нашу страну. Вместе с тем, кое-кто утверждает, что они якобы не приносят экономике значительную добавленную стоимость, поскольку выпускаемая ими продукция считается реэкспортом, а добавленную стоимость «получают» компании, заказывающие производимые здесь детали. О том, каким образом компании-резиденты ЗСП влияют на отечественную экономику, мы поговорили с управляющим действующей в Бельцах Свободной экономической зоны Марином Чобану. 

- Господин Марин Чобану, каким образом, по-вашему, Соглашение о свободном товарообороте между Европейским союзом и Республикой Молдова воздействовало на динамику иностранных инвестиций в зоны свободного предпринимательства и, в частности, в ЗСП «Бельцы», которой вы управляете?

С моей точки зрения, в 2014 году после подписания Соглашения об ассоциации можно было ощутить приток инвестиций в Республику Молдова, поскольку на протяжении последних трех-четырех лет и компании, которые ранее вкладывали в нашу страну, расширили свои инвестиции. Кроме того, поступили и новые инвестиции. В этом смысле могу привести в качестве примера компанию «Draxlmaier». Хотя у нее уже было два предприятия, она построила в Бельцах и третье, а в прошлом году это предприятие сдали в эксплуатацию. Теперь в начале октября (2018 года) сдается в эксплуатацию четвертое предприятие, которое открыли в Кахуле. Если говорить о численности рабочих мест, то после подписания Соглашения оно выросло практически в два с лишним раза. Если до 2013 года у компании было три тысячи работников на двух предприятиях, то в настоящее время только в Бельцах на компанию «Draxlmaier» трудятся 6000 человек. Кстати говоря, там предстоит создать еще 1500 рабочих мест. 

С другой стороны, в Республику Молдова пришли и новые компании. К примеру, в прошлом году компания «Sumitomo» сдала в эксплуатацию предприятие, открытое в Орхей, а собственно инвестировать в этот проект она начала с 2015 года. В Кэушень фирма «Coroplast» (это немецкий инвестор) создаст около 1000 рабочих мест. Строительные работы начались в начале текущего года. Речь идет об очень высокотехнологичном производстве, поскольку в его рамках большинство работ, в том числе сварку, выполняют роботы. На протяжении последних трех-четырех лет даже ощущается мощный приток инвестиций, по крайней мере, у нас в ЗСП «Бельцы». Если рассматривать положение дел в целом по стране, то самые крупные инвестиций за указанный промежуток были сделаны у нас в зоне, так как 90% инвестиций «greenfield», то есть с нуля, сделаны в наших субзонах.

- Чем же объясняется этот повышенный интерес к инвестициям в ЗСП именно после 2014 года? 

По всей видимости, подписание Соглашения об ассоциации между Республикой Молдова и Евросоюзом и, соответственно, Соглашения о свободном товарообороте, внушило многим инвесторам дополнительное доверие, поскольку сразу же после подписания документа подписавшая его сторона возлагает на себя ряд обязательств, в том числе насчет юридической составляющей, правового государства, реформирования законодательства и его приведения в соответствие с наиболее передовыми европейскими и международными нормами, а в итоге таким образом обеспечивается целый ряд механизмов для защиты инвестиции, ведь нередко инвесторы боятся приходить в страну из-за своего недоверия к правосудию, из-за наличия коррупции. 

- С открытием предприятия в Кахул ЗСП «Бельцы» практически «добралась» из самого северного в самый южный город Республики Молдова. Дальше вам практически уже некуда расширятся. Заканчивается ли рабочая сила, готовая трудиться в зонах свободного предпринимательства?

Это, действительно, системная проблема. Очень много людей уезжает. К такому выводу пришли и немцы, инвестирующие в Кахуле. У них практически готова необходимая инфраструктура, им следует начать производственный процесс, но они все заглядывают в сторону Консульства Румынии в Кахул и отмечают, что в очереди у Консулата стоит больше людей, чем в очереди на их предприятие. О приеме на работу на предприятие объявили еще полгода тому назад. Рекламу на этот счет делают и по радио, и на уличных щитах. Тем не менее, люди не спешат занимать новые рабочие места, открытые компанией «Draxlmaier». Кстати говоря, и предлагаемая зарплата достаточно привлекательная. Так, в среднем в ЗСП «Бельцы» получают 11,6 тыс. леев.

Есть компании, которые выплачивают персоналу в среднем и свыше тысячи евро. Если говорить о компании «Fritz Mayer», которая намеревается в нынешнем году приступить к сооружению предприятия, то там готовы предложить в среднем более тысячи евро в месяц.

В Стрэшенской субзоне у нас есть компания, выпускающая противовесы экскаваторов, крупных кранов. Там принимают на работу сварщиков и предлагают им зарплату в размере свыше тысячи евро. Думаю, только так мы сможем удержать население здесь, в Республике Молдова.

Вместе с тем, существует и обратное явление. В ходе дискуссии ректор и заместитель ректора Галацского университета утверждали, что если откроются подобные предприятия, то у них есть, по крайней мере, 200 хорошо оплачиваемых рабочих мест в бухгалтерском учете, информационных технологиях и других областях, а поскольку Кахулская субзона располагается в четырех километрах от границы, они не исключают, что в Румынии найдется немало людей, заинтересованных занять эти должности.

На крупных предприятиях можно обеспечивать высококвалифицированную рабочую силу, ведь в любом случае Галацский университет гораздо лучше оснащен и более продвинутый. У них 14 факультетов и еще больше специальностей. Еще в начале года состоялась дискуссия с ректором и заместителем ректора Галацского университета

«Dunărea de Jos», у которого в Кахулском университете им. Богдана Петричейку Хашдеу есть филиал. Мы обсудили возможность своего рода «синхронизации» спроса на рабочую силу со стороны открываемых в Кахуле предприятий, предлагая им квалифицированных выпускников этих вузов. 

К примеру, компания «Draxlmaier» приняла решение инвестировать в Кахул, в том числе, потому, что здесь осуществляет деятельность Университет им. Богдана Петричейку Хашдеу. Руководство кахулского и галацского вузов проявило огромную открытость к сотрудничеству. Более того, в Кахуле теперь открылась новая специальность, а именно инженерия и менеджмент в транспорте, которую открыли и в Бельцах. Хотя бельцкий университет отличается скорее гуманитарным профилем, инженерная специальность очень востребована, так как все студенты получают стипендии от компаний, действующих в рамках ЗСП «Бельцы», кое-кто из них трудится и во время учебы, а когда подходит время заняться работами на соискание звания лиценциата или магистра, они получают возможность способствовать своими изысканиями оптимизации технологического процесса на предприятии.

Таким образом, полученные знания они применяют на практике на предприятиях, которые находятся поблизости, то есть в том же городе, что и университет. Насколько мне известно, все выпускники этих факультетов нашли работу и получают очень хорошую зарплату.

- Если говорить о добавленной стоимости, которую компании-резиденты ЗСП приносят молдавской экономике, следует признать, что она не столь высока. Наибольшая выгода принимающей страны состоит в новых открываемых рабочих местах и заработной плате персонала, тогда как собственно добавленная стоимость идет к дочерней компании.

Каким образом можно воспользоваться приходом на молдавский рынок компаний-резидентов, отличающихся отличным опытом и технологиями, чтобы они тем самым приносили отечественной экономике больше добавленной стоимости?

Прежде всего, я категорически не соглашусь с утверждением о том, что у нас остается только заработная плата работников. Давайте подумаем логически. Мы очень радуемся, когда берем заем на 50 или 100 млн. евро. Мы изучили, к примеру, сколько денег остается в стране в результате деятельности, которую осуществляет компания «Draxlmaier». На сегодняшний день она перечисляет в экономику страну около 1,4 млрд. леев или свыше 70 млн. евро – в виде зарплаты, различных взносов, поставок от отечественных компаний.

И эти деньги не исчезают, а поступают в экономический оборот – либо в результате потребления, либо по другим каналам. Таким образом, обеспечиваются стимулы для малого и среднего бизнеса, увеличивается покупательная способность региона, развиваются другие предприятия.

С другой стороны, если мы говорим о добавленной стоимости, нам следует подумать и о том, что, наладив производство, мы нуждаемся и в рынке. У данных компаний рынок сбыта обеспечен изначально. Более того, сейчас мы пытаемся наладить связи между отечественными компаниями и крупными компаниями автомобильной промышленности.

Мы провели анализ и выявили, что эти компании импортируют из-за рубежа различные компоненты на сумму около 500 млн. евро. Теперь нам хочется сделать так, чтобы часть этих компонентов обеспечивали отечественные поставщики. Нам хочется последовать по пути поляков или чехов. Буквально недавно состоялась дискуссия со стороной, готовой профинансировать чешских экспертов, которые помогут нам разработать программу для «взаимоподключения» отечественных компаний и крупных корпораций.

В этом смысле мы подготовили базы данных, опираясь на тарифные коды, отобрали из 30 тыс. обществ с ограниченной ответственностью 250 компаний, располагающих промышленными мощностями, способных диверсифицировать и наращивать свои производственные мощности. Мы намерены организовать масштабное событие. На него мы пригласили наряду с представителями автоконцернов «Volkswagen» и «BMW» в общей сложности семь крупных корпораций.

Именно они расскажут нам, чем должны располагать экономические агенты Молдовы, чтобы иметь возможность осуществлять поставки. Хотя у нас в стране осуществляет деятельность компания «Draxlmaier», она не может закупать здесь товар, не получивший сертификацию конечного производителя. Компания, которая поставляет компоненты для автопрома, должна располагать всеми сертификатами, установленными компанией, для которой производится автомобильный электрокабель. И только тогда ее принимают в эту крупную стоимостную цепочку. Таким образом, мы задумали устроить мероприятие и пригласить на него крупные автоконцерны.

Мы пригласили заведующих закупками в компаниях «Draxlmaier», «Sumitomo», «Coroplast», чтобы они рассказали о своих требованиях. Затем вместе с ЮНИДО (Организацией Объединенных Наций по промышленному развитию) мы нашли фонд, который выделит нам на консалтинговые услуги 1,8 млн. евро. Также мы следили и за практикой других стран, задействованных в этот процесс взаимоподключения. Для каждой компании, которую они намеревались подключить к автопрому, они прибегали к услугам местных и международных консультантов. Таким образом, для каждой компании работали два эксперта. Они составили исчерпывающую экспертную оценку компаний с тем, чтобы те в итоге получили необходимые сертификаты, если окажется, что способны вступить в игру. 

Если нам удастся в результате этого мероприятия подключить к автопрому 20-25 компаний, то мы заложим основу новой индустрии. Если ты можешь поставлять тот или иной компонент компании «Draxlmaier», значит, ты уже получил международную авторизацию, ты получил одобрение от «BMW» и располагаешь всеми сертификатами.

Создаешь новые индустрии, поставляешь международным компаниям, осуществляющим деятельность здесь, на месте, и кроме того, тебе никто не мешает экспортировать и за пределы страны. Мы в любом случае более конкурентоспособные, ведь соответствующие запчасти поступают из Австрии, Германии, где они и производятся. У нас рабочая сила дешевле, скорость реагирования другая, логистика обходится с меньшими затратами, отпадает необходимость в международных грузоперевозках. Из Молдовы проще поставлять дальше в Румынию, нежели ввозить из Западной Европы. Важно, чтобы программа стартовала, а результаты придут со временем. В Чехии программа интеграции местных компаний в производственную цепочку автопрома продлилась шесть лет. 

- Это своего рода процесс углубления автомобильной промышленности… 

Да, действительно, для крупных компаний бассейн рабочей силы стал заканчиваться, мы достигли уровня насыщения, а крупные компании избегают наступать друг другу на пятки. Они внимательно следят за тем, чтобы через два-три года затраты на рабочую силу не стали как в Румынии. Вместе с тем, важно, чтобы было хотя бы несколько крупных компаний, задающих тон на рынке труда. Если в Кахул придут три-четыре компании такого масштаба как «Fritz Mayer», которые предлагают заработную плату в размере тысячи евро, то мы создаем там такой же полюс роста как в Бельцах и теперь тем, кто осуществляет деятельность в соответствующем регионе, тоже придется повышать зарплату, иначе они уже не смогут найти работников. Если нам удастся привлечь в эту промышленность и некоторые отечественные компании, а им придется устанавливать соразмерную оплату труда, тогда увечится уровень индустриализации.

- Если говорить о немецких компаниях, прибывших в Республику Молдова, то следует отметить и гораздо более высокую производительность труда, и более высокую культуру трудовых отношений.

Немцы, действительно, вкладывают в условия труда, но при этом они требуют и высокой отдачи от работников. В один квадратный метр площади на предприятиях компании «Draxlmaier» вложили свыше 800 евро. Вероятно, там обеспечены самые лучшие в секторе условия работы. Кроме того, компания оплачивает проезд и обеды, предлагает надбавки к заработной плате в полном соответствии с Трудовым кодексом. Если работаешь во вторую смену, тогда получаешь надбавку в размере 50%, за труд в третью смену надбавка составляет 100%. Там все делается как положено, ведь крупные компании не работают с жуликами.

- Другая проблема Республики Молдова – отсутствие высококвалифицированной рабочей силы. Как ее решают резиденты ЗСП? 

Именно благодаря этим компаниям, то есть крупным резидентам зон свободного предпринимательства, такая тема как наличие высококвалифицированной рабочей силы вновь стала актуальной, ведь все эти крупные предприятия заключили партнерства с профессиональными училищами. Я говорил, что в Бельцком университете компания «Draxlmaier» открыла факультет инженерии в транспорте. Она же инициировала в Техническом университете процесс исследований и развития, а студентов задействовали в моделирование прототипов салонов машин. Предприятия автопрома принимают участие в учебном процессе от начала до конца – и в ремесленных училищах, и в колледжах, и в вузах. В Стрэшень открылся колледж, который наверняка окажется успешным, так как там применяется форма дуального образования, причем не только на словах и на бумажке.

Учащиеся действительно учатся три месяца, затем три месяца они находятся непосредственно на производстве, где получают по 5000 леев. Их только зачислили, а они уже знакомятся с производственным процессом. Компании берут на себя все затраты, а это почти 2000 евро на студента. Они выплачивают колледжу 600 евро за студента, выплачивают студенту минимальную зарплату в размере не менее 2600 леев. А самое важное то, что все учащиеся этого колледжа будут приняты на работу, ведь на каждого из них компании потратили за два года обучения по 4-5 тыс. евро. 

Благодарим за интервью.

Интервью вел Ион Кишля 

Disclaimer
За содержание настоящего материала отвечают исключительно авторы и он не представляет собой точку зрения Европейского союза.